25 — 31 марта. Страстная неделя

Первым и древнейшим свидетельством выделения Страстной недели как особого времени литургического года являются дошедшие до нас «Воспоминания» Сильвии Аквитанской (Этерии), которая около 385 г. совершила паломничество из Галлии в Иерусалим и оставила подробное описание увиденного. В разделах 30-41 ее труда можно обнаружить свидетельства существования развитой литургической традиции, начиная от воскресенья, предшествующего Пасхе, и кончая самим Пасхальным воскресеньем. У Этерии эта неделя называется Septimana Maior – «Великая Седмица».
Известны и другие ее названия: «Великая неделя» (греч. Мегале Хебдомас; так – у св. Кирилла Александрийского), «Страстная неделя», а в Галлии – Septimana Paschale, т.е. «Пасхальная седмица».

У истоков выделения этой седмицы в особый литургический период лежит, с одной стороны, желание особенным образом подчеркнуть события из жизни Христа (Страдания, Смерть, Воскресение), а с другой – хорошо известная тенденция, стремящаяся привести различные спасительные события в соответствие с определенными датами («историзация»). В данном конкретном случае для такого сопоставления есть солидная основа в евангельских повествованиях. Сравнивая сведения, приводимые во всех четырех Евангелиях, можно проследить день за днем путь Иисуса Христа, начиная с Его торжественного вхождения в Иерусалим и заканчивая восхождением на Голгофу.

Читайте подробности на сайте Сибирской католической газеты ©sib-catholic.ru

Comments are closed.